"В кризис на электрический стул хотят не все" – Евгения Кравчук

Замглавы фракции "Слуга народа" — об ошибках команды и выборах в Киеве

На днях Евгения Кравчук, заместитель главы фракции "Слуги народа" в Верховной Раде, возглавила подкомитет по вопросам информационной политики профильного парламентского комитета. На этом посту она сменила Никиту Потураева, который стал главой комитета после того, как фракция отправила Александра Ткаченко в кресло министра культуры.

Больше года Евгения занимается коммуникациями фракции и партии "Слуга народа", куда попала из медиаофиса партии УКРОП. В эксклюзивном интервью "Вестям" Кравчук рассказала о том, как строится коммуникация внутри фракции, как президент общается с депутатами, почему парламент никак не назначит министра образования, что будет с ВНО и как пройдут праймериз в Киеве на ближайших выборах мэра.

?— После Трускавца прошел почти год. Тогда у многих участников процесса было много надежд на "новые лица". Вы лично сегодня разочарованы?

— Трускавец был предназначен для формирования командного духа. Но еще в июне прошлого года мы начали работать по сути в режиме парламентских протокомитетов. В их работе принимали участие люди, которые прошли в ВР по списку партии. Трускавец был нужен, чтобы объединиться с людьми, которые прошли в парламент по мажоритарным округам (а таких людей было больше).

Понятно, что мы не сделали всего, что хотели. Частично этому помешал коронакризис. Только сейчас мы возвращаемся к долгосрочному планированию. При этом мы приняли основополагающие законопроекты — например, закон о рынке земли однозначно. С этим законом мы уже вошли в историю. Это снятие с депутатов неприкосновенности, закон об импичменте президента, ряд экономических законов. Понятно, то, что касается, например, большой приватизации, сейчас не может быть реализовано. Потому что неправильно в период кризиса продавать стратегически важные предприятия по "скидке", а не по нормальной цене.

— Какие главные минусы проявились за год работы? Еще в Трускавце все разбились на группки по интересам. Насколько сейчас сильно расслоение в фракции?

— Я руководитель одной из официальных групп во фракции. По количеству депутатов она такая, как вся фракция партии "Голос". Есть определенные группы "по интересам" на региональном, например, уровне. Во-первых, это нормально, во-вторых, сейчас, во время подготовки к местным выборам, это будет только играть в плюс. Депутаты-списочники помогают тем, кто прошел в парламент по мажоритарным округам. Я сама родом из Тернопольской области, у меня там живут родители, и буду помогать с выборами кандидатам там.

Плох ли принцип регионального сплочения? Это ощущение не просто плеча, но и политической ответственности. К тому же некоторых это несколько остепенило. Много было вопросов о том, что Александр Дубинский возглавил киевскую областную организацию партии "Слуга народа". Но я вижу, что он к этому относится серьезно, и он доволен, поскольку занят созидательной деятельностью.

У каждого из нас была своя жизнь до депутатства. Сказать, что эти группы влияния имеют решающую роль при принятии важных решений, не могу. Вы же видите, "банковский закон" принят, кадровые вопросы решаются. Любое решение — всегда поиск компромисса.

— Почему в одних случаях фракция голосует словно по мановению волшебной палочки, а в других не набирает даже 200 штыков? Слухи о развале "призрачного монобольшинства" имеют под собой почву?

— Наверное, только программу правительства можно вынести за скобки, а по всем другим важным решениям есть результат. Он на табло. По-моему, только политическим обозревателям интересно поговорить о том, сколько голосов за то или иное решение дало монобольшинство.

Есть законопроекты, у которых нет стопроцентной поддержки фракции. Но, например, недавно мы только своими голосами принимали кадровые решения — назначили министра экологии, министра культуры (Роман Абрамовский и Александр Ткаченко. — Ред.). Когда есть консенсус на уровне профильных комитетов, проблем не возникает. Определенные решения вызывают дискуссии, такое бывает. Но в таком случае они просто не выносятся на повестку дня, а сначала дорабатываются.

— Коллеги часто описывали большую часть фракции как просто роботов, послушно жмущих на кнопки, когда это нужно. Осмеливаются ли представители разных депутатских групп спорить с главой фракции или президентом?

— У каждого, разумеется, есть свое мнение, но нужно понимать реалии. Например, я представитель Комитета по вопросам гуманитарной и информационной политики. Очевидно, что я читаю от корки до корки законопроекты, которые проходят через нас. И я могу коллегам, которые спрашивают, пояснить детали. Мы, как представители комитета, несем ответственность за эти законопроекты. Так же и другие комитеты прорабатывают у себя те или иные решения и в зал выносят их уже проработанными, чтобы иметь консенсус, в том числе и голоса других фракций.

Есть законопроекты, по поводу которых необходимо политическое решение: да или нет. Из последних это законопроект №2042 ("О внесении изменений в некоторые законы Украины о доступе к инфраструктуре объектов строительства, транспорта, электроэнергетики". — Ред.). Он позволил бы провайдерам устанавливать свои коммуникационные сети. Жаль, что мы его провалили. Однако было очень сильное сопротивление представителей ОСМД и, несмотря на то что профильный комитет вынес позитивное решение, в зале провалили. Очевидно, срабатывает предохранитель на уровне общества. А депутаты — не кто иные, как представители общества.

— Когда вы выходите в зал, вы до последнего не знаете, поддержит ли тот или иной законопроект ваша фракция? Как вырабатывается "линия партии"? Внутри у вас демократия или диктатура?

— Есть несколько управленческих уровней. Кадровые вопросы, крупные документы (как программа правительства), дискуссионные законопроекты проходят только через "большую фракцию". А есть вопросы, которые формируются и решаются на уровне "малой фракции" — в нее входят руководители комитетов и заместители главы фракции. Там обсуждается то, о чем можно затем прокоммуницировать отдельно в группах.

Важная функция руководителей депутатских групп — получить обратную связь от депутатов, чтобы не было таких ситуаций, когда законопроект уже на повестке дня, а у нас под него недостаточно голосов. С осени мы будем делать планирование хотя бы на две недели вперед по законопроектам, которые будут рассматриваться. Потому что есть законопроекты, требующие не только 14 дней между первым и вторым чтением, а и дополнительных обсуждений. Ключ к тому, чтобы не было срыва голосований, — это планирование заранее.

— То есть по утрам не пишет никто в общем чате "поддерживаем" или "не поддерживаем"?

— У нас такое правило: если профильный комитет рекомендует (а фракция имеет большинство в каждом комитете), то мы доверяем его решению. У нас нет "руки Чечетова". Но бывают случаи, как с проектом 2042, когда мнение депутатов не из профильного комитета влияет настолько, что законопроект "слетает". Есть такие вещи, как программа правительства.

— Что с ней случилось? Почему провалили в зале? Это же вы дали мандат доверия этому премьеру.

— 178 голосов — это было голосование не за текст программы, а в общем за коммуникацию между Кабинетом министров и парламентом.

— Она не устраивает?

— Она устраивает не всех.

— Почему?

— Некоторые министры не приходили на заседания своих профильных комитетов в течение трех месяцев. О некоторых кадровых решениях и законодательных инициативах депутаты узнавали из новостей. Если бы не было аргументов президента, которые он озвучил на встрече с фракцией, за программу проголосовало бы еще меньше депутатов. Потому что до разговора с президентом настроения относительно программы были, честно говоря, 50 на 50.

Я голосовала за программу, потому что инициативы нашего комитета были правительством поддержаны, потому что мы поддерживаем министра культуры, который до недавнего времени был нашим коллегой в Верховной Раде. А вот члены других комитетов имели другое мнение. Конечно, сыграло роль то, что мы выбрали это правительство, и меньше чем через две недели начался карантин, антикризисные меры.

— Это значит, что Шмыгаля и его кабинет, если треть фракции им недовольна, в скором времени ждет отставка? И если отставка правительства произойдет, Арсен Аваков больше не будет министром?

— Я не думаю, что в ближайшее время будет отставка всего правительства. Во время экономического кризиса и эпидемии было бы безответственно отправлять в нее Кабмин.

То, что мы не поддержали программу правительства, не говорит о том, что у нас нет программы вообще. Есть программа президента, есть программа партии. А что такое программа партии? Это то самое коалиционное соглашение, потому что мы — монобольшинство. Для чего нужны были программы предыдущих правительств? Чтобы были учтены "хотелки" всех фракций, и они подписались под общим документом. А у нас нет политических квот в правительстве. Поэтому программа партии и президента и будет программой деятельности в том числе Кабмина.

По поводу Авакова — вместе с президентом мы пришли к такой позиции: все равно, какая фамилия у министра. Если две трети фракции считают, что этот министр не справляется, то фракция инициирует отставку и голосование в зале.

— Что фракция думает по поводу Авакова?

— Я не вижу, что за его отставку есть две трети голосов.

?— Как происходят встречи фракции с президентом? Зеленский довольно часто приезжает в парламент. Он, как его предшественники, стучит кулаком по столу и требует нужного ему консенсуса?

— Поверьте, когда президент бывает на заседаниях парламента, это говорит о его поддержке тех или иных решений, но точно не о давлении на депутатов. К тому времени, когда законопроект выносится в зал, уже есть понимание, сколько голосов будет от фракции за тот или иной законопроект.

У президента нет манеры давить, принуждать. Но он бывает очень убедительным просто в обычном разговоре. Я даже никогда не слышала, чтобы он повысил голос. Он может быть эмоциональным, но к депутатам относится с уважением.

— Ходили слухи, что все олигархи, а особенно Ринат Ахметов, в прошлом году заложили в свои финпланы энное количество миллионов долларов, чтобы парламент работал "как положено". Есть во фракции "группа Коломойского", "группа Ахметова"?

— Прокомментирую этот вопрос результатами голосования. Закон, против которого выступала так называемая группа Коломойского, принят. Это просто люди, которые в принципе знакомы с ним, в прошлом были связаны с ним бизнес- или медийными проектами, при этом его влияния на них недостаточно для того, чтобы решение не принималось.

— Можете утверждать, что во фракции нет ни одного депутата "на зарплате" у того или иного олигарха?

— Точно не знаю ни одного такого. Если у кого-то есть такие данные, пусть обращается в НАБУ.

?— В 2015 году вы руководили пресс-службой партии УКРОП, и в "Слугу народа" зашли командой "от Коломойского". Оттуда же замглавы ОПУ Кирилл Тимошенко. Вас можно называть "группой влияния Коломойского на Зеленского"?

— Я не занимала политических должностей в УКРОПе, как и Кирилл. Он был руководителем медиаофиса во время кампании 2015 года, я была руководителем пресс-службы. Мы не входили в политсовет. До этого я работала с Сергеем Тигипко вместе с Дмитрием Разумковым. Нельзя сказать, что это единственный политический проект, к которому я имела отношение.

— То есть вы не "от Коломойского"?

— Я его видела один раз в своей жизни. У меня даже нет номера его телефона. Еще во время президентской кампании я дистанционно консультировала штаб Владимира Зеленского, помогала делать некоторые проекты. А уже во время парламентской кампании стала руководителем медиаофиса партии "Слуга народа".

— Вас, как и департамент информполитики Офиса президента, уже год постоянно обвиняют в коммуникационных провалах. Что скажете в свою защиту?

— Проще всего сказать, что что-то провалено. Мы же знаем, негативный контент распространяется намного быстрее. Нельзя сказать, что наши коммуникации построены идеально, но многие вещи нам удались. Что касается партии, то тут речь об уникальном контенте, который мы делаем для соцсетей, газеты, видеоформатов. У нас есть команда, которая занимается информационным хабом. Он создан для того, чтобы разъяснять ту или иную проблему заранее.

"Провалы", о которых пишут в Facebook, — это реакция на хайповые заголовки, когда тот или иной депутат неверно высказался. Такая информация разлетается намного быстрее, чем, к примеру, пояснение по закону о деривативах.

— В прошлом году многие коллеги, ссылаясь на свои источники, утверждали, что в партии есть список нардепов, которым можно ходить на эфиры и, в принципе, открывать рот в общении с прессой. Есть такой список?

— Есть разные уровни коммуникаций. Те депутаты, которые не ходят на центральные эфиры (и это не привилегия, а тяжелая работа), коммуницируют на уровне своих округов, прессы в своем регионе. У нас 100% публичных депутатов, просто это разные уровни публичности. Понятно, что люди, которые в руководстве фракции, в руководстве комитетов, главы подкомитетов более активны медийно, поскольку адвокатируют свои же решения и проекты.

— Какие случаи вы бы сами назвали коммуникационными провалами? Скандалов было много. Например, скандал вокруг Богдана Яременко (экс-главы Комитета ВР по вопросам внешней политики, который во время заседания вел переписку, заказывая услуги девушек с низкой социальной ответственностью. — Ред.). Почему в этом случае не запустили антикризисные коммуникации?

— Легко анализировать задним числом. Конечно, мы сделали выводы. Самый главный вывод: чем быстрее сказать правду и извиниться, тем лучше. Но скандал с Яременко точно не повлиял на его профессиональные качества. Богдан — очень сильный международник, сейчас продолжает работу, а за должность главы комитета он точно не цеплялся.

— Недавно вы отредактировали свой пост в Facebook. Речь шла о проведении ВНО в этом году. Зачем вы это сделали?

— Я высказала свое личное мнение и мнение Комитета. Но с фракцией мы это обсудили коротко в чате. А мои посты считаются публичной позицией всей фракции. Поэтому я изменила текст и дописала, что еще будет обсуждение темы и выработана общая позиция, чтобы не подменять общефракционную позицию личным мнением. Но я очень рада, что наше общее решение было именно таким, что ВНО останется для тех, кто поступает в этом году в вузы. А те, кто не поступает, получат возможность не проходить его в этом году. Я убеждена, что это одна из лучших образовательных реформ. Конечно, нужно систему совершенствовать, но сама суть должна остаться.

— Откуда взялась волна "Руки геть в?д ЗНО"?

— Когда ситуация нестандартная, а она сегодня нестандартная во всем мире, то на столе есть разные варианты решений. Среди них есть и радикальные. И если такой вариант попадает в прессу, его считают окончательным и единственным. Оценка общества — школьников, абитурентов, студентов, их родителей — добавила дополнительные аргументы, чтобы выбрать не крайний сценарий.

— То есть намерение реформировать или отменить систему ВНО все-таки было?

— Нет. Речь идет только об этом годе. Такова позиция и президента, и профильного комитета. О том, что мы рассматриваем сейчас разные сценарии, говорил неоднократно и Виктор Ляшко (главный санитарный врач Украины. — Ред.). Ну вот смотрите, если бы у нас было не 700–800 новых подтвержденных случаев коронавируса в день, а пять тысяч? Что бы мы должны были делать?

— Как работала фракция в вопросе назначения министра образования? Почему, как думаете, в Офисе президента сделали ставку на Сергея Шкарлета (ректор Черниговского национального технологического университета, которого общественность обвиняет в плагиате и покупке дорогого автомобиля за счет средств, выделенных университету на доплату преподавателям. — Ред.)?

— Для нас всегда определяющим является решение профильного комитета. И его по Шкарлету не было. Решили вынести вопрос на усмотрение зала. Понятно, что при такой позиции найти 226 голосов "за" было нереально. Работа над поиском министра образования и науки длится уже более двух месяцев. К сожалению, до фракции и профильного комитета дошла только одна кандидатура. О Шкарлете и его работе были и хорошие отзывы. Очевидно, при личных разговорах с президентом этот кандидат был более убедительным, чем на встрече с фракцией. Конечно, последнее слово за президентом, но именно в этом случае вопрос был недокоммуницирован.

— Кто в итоге станет министром образования? Осталось две пленарные недели до большого перерыва.

— Не исключаю возможности, что Сергея Шкарлета назначат временно исполняющим обязанности.

— То есть в обход голосования, как это было с врио министра энергетики Ольгой Буславец?

— Это исключения. Не хотелось бы, чтобы они в таком статусе оставались долго. Нужно будет принимать решение в зале все равно. Если бы Сергей Бабак (глава Комитета ВР по вопросам образования, науки и инноваций. — Ред.) принял предложение президента, которое он ему делал не один и даже не два раза, если бы взял на себя ответственность, как это сделал Александр Ткаченко, мы бы избежали такой критической ситуации.

— А почему Бабак так упорно отказывается занять кресло министра?

— В кризисной ситуации не все готовы отправляться на электрический стул. К тому же он хотел бы закончить законодательный план в комитете.

— В парламенте комфортнее работать, чем в правительстве?

— В парламенте возможно среднесрочное и долгосрочное планирование, а вот пример правительства Гончарука показал, что в Кабмине можно и года не проработать.

— Как вы относитесь к функционированию анонимных телеграм-каналов? Вы поддерживали идею экс-министра культуры Бородянского бороться с ними административными методами?

— С такими анонимами, администрации которых находятся не в Украине, бороться практически невозможно. На днях, кстати, Роскомнадзор разблокировал "Телеграм". Это свидетельствует о том, что Кремль и соцсеть, очевидно, договорились. Тут еще важна и самодисциплина. Я знаю нескольких депутатов, которые просто снесли "Телеграм" и больше им не пользуются. Сама мало их читаю, честно говоря. Кажется, и мода на них проходит.

Сама идея борьбы с вражескими нарративами, с дезинформацией правильна. Но Бородянскому нужно было начинать не с готового текста, предложенного к обсуждению, а с обсуждения, в том числе при участии представителей стран, которые уже внедряют такое законодательство. У нас ситуация уникальная, поскольку мы на передовой информационной войны. Поэтому просто скопировать западное законодательство было бы недостаточно.?

У Бородянского выбрали неправильную стратегию — дать наиболее жесткий вариант и потом в процессе обсуждения его смягчать. В итоге эта идея дискредитирована, и нужна ее жесткая перезагрузка.

— Заместитель главы Офиса Кирилл Тимошенко недавно сказал в интервью "Вестям", что новый министр культуры продолжит дело Бородянского.

— Александр Ткаченко мог бы инициировать такое обсуждение и построить его этапы правильно: подойти к проблеме, продумать возможные варианты решения и только потом прописывать законопроект.

— Александр Ткаченко как глава Минкульта — это, по-вашему, удачный выбор? Второй подряд медийщик на этой должности.

— Ткаченко имеет хорошие контакты внутри культурного сообщества. Поэтому у него более широкий горизонт, хотя и у Бородянского было видение и была стратегия. Александр точно на своем месте — мы почти год работали в комитете и все эти вопросы пропустили через себя. Когда обсуждали секвестры госбюджета, наш комитет выполнял роль коллективного министра. Помню эту бюджетную ночь: в полночь надо подавать документ, а мы в половине двенадцатого с премьером обсуждаем 50 млн грн для Института книги. Я рада, что Александр согласился и возглавил министерство.

— "Слуга народа" на выборах в Киеве поддержит кандидатуру главного санврача Виктора Ляшко?

— Думаю, это вопрос нескольких недель до принятия окончательного решения. Большую роль здесь будут играть стартовые позиции кандидатов. Если отталкиваться от них, плюс Виктора Ляшко — практически стопроцентная узнаваемость. Кроме того, согласно открытым и закрытым социологическим данным, у него позитивный баланс доверия, второй по счету после президента, больший, чем даже у профильного министра. Но вопрос, можно ли это повернуть в русло именно Киева.

— Как же быть с праймериз, которые обещал президент?

— А как раз на них мы увидим стартовые позиции многих кандидатов, и это будет достаточно честная оценка перед тем, как принять окончательное решение. Его однозначно будет принимать Зеленский.


Вас могут заинтересовать статьи:


Подпишитесь на ежедневную еmail-рассылку от создателей газеты номер 1 в Украине. Каждый вечер в вашей почте самое важное, эксклюзивное и полезное.?Подписаться.

Добавьте www.hfyky.com в список ваших источников
Подписывайтесь на канал Вести.ua в системе Google News Подписывайтесь на канал Вести.ua в системе Telegram
Поделиться статьей
Любой донат - это вклад в наше общее будущее.
Помогите www.hfyky.com стать лучше, внестите свой вклад в развитие журналистики!
сделать донат

Установи приложение www.hfyky.com: нажми Установи приложение www.hfyky.com и добавь на домашний экран

x
установить

Хотите получить быстрый доступ к www.hfyky.com? Установите приложение

x
116美女写真